Замощанский: Классный спикер – это тот, у которого уже есть некий бэкграунд

01/10/2019

В эпоху глобализации и информатизации способы коммуникации между людьми значительно изменились. Немного другие критерии мастерства существуют теперь и в ораторском  искусстве. О том, как удержать внимание аудитории и заслужить ее доверие, каким должен быть идеальный спикер и в чем главная ошибка политиков-героев мемов мы поговорили с Иваном Замощанским, автором и руководителем проекта «4К», бизнес-тренером по ораторскому мастерству, политконсультантом по коммуникациям, кандидатом философских наук и постоянным участником «Экспертного клуба Екатеринбурга». Вместе со своими коллегами по проекту Иван учит людей не только красиво говорить, но и чувствовать аудиторию.

В последнее время следить за речью стало не просто актуально, а жизненно важно. Лишнее слово и неудачная фраза может стоить человеку должности. Сказал глупость, кто-то записал, выложил в паблик, а завтра – увольнение. Таких примеров масса.

Вы правы, я в последнее время часто говорю, почему именно сейчас так болезненно стали воспринимать слова некоторых чиновников. На самом деле такие высказывания всегда были, но именно сейчас они воспринимаются столь остро, особенно перед выборами. Нагнетание ситуации позволяет нам говорить о публичности как о нервозной сфере. Когда в публичную сферу вбрасываются какие-то слова, они в ней имеют совершенно иной оттенок, чем в обычной жизни. Это нужно понимать. Я всегда предупреждаю об этом, когда работаю со спикерами.

 Этому можно научиться? Нужно ли для этого иметь особый талант?

Я в своей работе опираюсь на известную теорию психотипов: существуют холерики, сангвиники, флегматики и меланхолики. С точки зрения подготовки к выступлению эта концепция очень хорошо подходит. У каждого есть своя база, поэтому есть люди, которые от природы не боятся социальности и публичности – это сангвиники и холерики, а есть люди, у которых публичность вызывает волнение. Психотип показывает то, какие преимущества у спикера есть от природы, а также то, над чем стоит поработать. К примеру, над дикцией, интонацией, темпом речи, логикой, структурой и т.д. Следовательно, потенциал есть у каждого, мы работаем над тем, чтобы его развить.

Сколько на это уходит времени? Ты часто работаешь на выборах, сейчас на кампанию отводится довольно короткий срок…

Если мы посмотрим на тех, кто участвует в выборах, то это люди определенных профессий, связанных с общением: врачи, учителя, спортсмены. Они профессионалы в своей сфере, которым нужна грамотная консультация и тренинг.

Если говорить об обучении, то базовый курс длится три недели и включает в себя очные занятия и дистанционное сопровождение. Мы отошли обучения в формате двухдневного интенсива: наша работа связана с тем, что мы меняем поведение взрослых людей, поэтому необходимо более длительное воздействие. У меня есть методика, и она раз за разом оправдывает себя. Когда ко мне приходят учиться, я всегда спрашиваю о сроке ближайшего выступления. Важно, чтобы выступление было серьезным, волнующим, в котором человеку бы хотелось проявить себя. Тогда изменения в поведении даются намного легче.

Кто учится в вашей школе ораторского мастерства?

Последний запуск – маркетологи и бизнесмены, которым важно информативно выступать и уметь мотивировать свой коллектив. Это люди с лидерскими качествами, которые хотят их демонстрировать и в публичном выступлении. Они обращаются ко мне, и мы продумываем сценарий их выступления, даже если это тост на дне рождения важного для них человека или поздравление на копоративе. Некоторые руководители берутся модерировать корпоративные мероприятия. Мы с ними составляем план, чтобы руководитель действительно показал себя с лучшей стороны. Приятно слышать потом, что подчиненные удивляются, когда видят «шефа», который может похвалить их, пошутить, создать атмосферу.

Есть ли такие люди, кто учится просто для себя, потому что хочет уметь красиво говорить, поддержать светскую беседу?

Да, есть люди, которые хотят саморазвития. Они хотят расширить сферу своей самореализации. Когда вы справляетесь со своим страхом, это расширяет сферу вашего личного присутствия. К примеру, вы хотите сказать что-то на совещании, на общем собрании, но сомневаетесь, боитесь оценки. Из-за этого люди, работающие рядом с вами, никогда не узнают, ваше мнение, ваши идеи. Многие, кто у нас учился, делились таким опытом: они не ожидали, что будет дополнительный эффект, кроме того, что ты научился правильно говорить.

Какие требования существуют сегодня к речи спикера?

Многие не заметили, но изменился тренд. Первое, сократилось время на выступление. Раньше, когда меня приглашали выступать, давали час или 40 минут. Сейчас уже такого нет. Сегодня выступление занимает 5 – 7 минут. Это стандарт, который задает интернет: короткие, но яркие видео, захватывающие внимание.

Вторая тенденция вытекает из первой, – люди сейчас перегружены информацией. Это заставляет спикера работать над доступностью контента: применять инфографику, схемы, картинки, мемы, видеофрагменты. Необходимо сжимать информацию и задействует все элементы восприятия. С одной стороны, мы можем говорить об упрощении, популяризации, но с другой стороны, только эксперт, который разобрался в теме, может действительно интересно презентовать контент. Этот тренд заставляет нас искать другие подходы к информации, использовать элементы дизайна и режиссуры, которые позволяют выразить глубокую идею понятными средствами.

Третья тенденция – это взаимодействие с аудиторией и эмоции! Сегодня любое выступление требует применять интерактив и элементы шоу. Вам как спикеру необходимо победить тягу слушателя к телефону. Победить телефон – это не так-то просто. Мы отрабатываем инструменты взаимодействия, когда оратор настолько динамичен, что его речь и действия становятся элементом выступления и приковывают к себе внимание. Монолог безнадежно устарел, а слушатели хотят, чтобы их вовлекали в действие. Ну и, пожалуй, самое важное – это эмоции. Эмоции – показатель искренности, подлинности, отношения спикера к тому, что он произносит. Без этого аудиторию не вовлечь в диалог.

Мы в разговоре подошли к личности спикера. Какими качествами должен обладать спикер, чтобы привлечь внимание аудитории? Возможно флегматик, к примеру, вообще не способен организовать диалог вокруг своей персоны?

Вы правильно ухватили мысль про психотипы, но не все так однозначно. Психотип – это не диагноз, а ориентир. С флегматиками мы работаем, в первую очередь, над эмоциональностью, а с меланхоликами – над психологической устойчивостью. С сангвиниками и холериками – над структурой и аргументацией.

Что касается требований к спикеру, одна из тенденций – искренность, открытость, эмоциональность. Удивительно, но именно эту особенность я наблюдал и во время последней избирательной кампании. Людям важны эмоции, они считают, что хорошие эмоции – показатель искренности публичного политика. В последнюю предвыборную кампанию мне довелось поработать с интересными людьми, каждый из которых серьезно подходил к коммуникации с избирателями. Мы работали над ответами на каверзные вопросы, формировали психологическую устойчивость, способность справляться с агрессией и управлять эмоциями, умение отвечать коротко и по существу, навыком агитационной речи.

А это не может быть хорошей игрой?

Может, но это очень сложная игра, спикеры, способные играть есть, но их мало.

Ты можешь говорить легко о том, что ты сам прочувствовал, в чем принимал участие. Во время встречи одного из моих подопечных кандидатов с избирателями одна женщина сказала другой: «А ты подойди к нему, скажи, он слушает». Это качество – слушание – меня очень заинтересовало. Есть такое упражнение в тренингах – активное слушание. Можно просто слушать, а можно слушать активно, то есть со вниманием и соучастием.

Когда мы готовили кандидатов, то работали и над реакцией на провокации. Это один из основных элементов подготовки, поскольку люди часто проверяют спикера, насколько он устойчив, задавая жесткие вопросы. Для людей ответ на сложный вопрос означает, что их кандидат сможет представлять их интересы.

Можете назвать идеального спикера из публичных людей, например, политика, журналиста?

Оратор не должен быть идеальным. С этого тезиса я обычно начинаю тренинги. Когда мы стремимся к идеальности, мы делаем много ошибок. Один из моих наставников, Александр Владимирович Перцев, однажды дал мне этот совет, не стремиться быть идеальным. Публичный политик, который мне нравится с точки зрения речи, это Владимир Рыжков. Его часто приглашали на разные ток-шоу в качестве «мальчика для битья», но мне нравилось, то, как он выходил из конфликтных ситуаций: всегда спокоен, никогда не отвечал ударом на удар, его ответы были аргументированы. При этом он компетентен, подтверждает свои слова цифрами и примерами.

Если говорить про исторические личности …

Может лучше наоборот, про современных спикеров?

Из современных я бы мало кого назвал.

Вот Владимир Жириновский, например?

Блестящий спикер с точки зрения спортивной подготовки. Он выигрывает все ток-шоу. Его напор, энергетика… Это 100% блестящий спикер, но я не могу сказать, что этот типаж мне нравится, хотя я прекрасно понимаю, как работает его методика.

Мне нравится речь Стива Джобса перед выпускниками Стэнфорда. Посмотрите, очень интересно то, как он построил свое выступление. Это блестящее выступление стопроцентного флегматика. Меня поразило, что инструменты флегматика тоже можно использовать в публичной речи: размеренный тон, ориентация на разум, а не на эмоции. При этом речь мотивационная, построенная на основе трех историй из личной жизни. Это то, что называется предельным уровнем открытости и является демонстрацией духовной силы: Стив Джобс отрыл факты о себе, которые позволили ему стать тем, кто он есть, несмотря на то, что сами по себе эти факты не самые приятные.

Речь, которая мне очень нравится, одна из самых знаменитых речей 20 века: Мартин Лютер Кинг «I have a dream». Ее лучше слушать на английском языке. Она длится 17 минут, это много…, его голос завораживает и дает возможность прочувствовать историческую важность момента.

Я вспомнила еще одного яркого политика – Борис Николаевич Ельцин. На мой взгляд, спикером он был не самым блестящим, но руководил государством. Возможно он обладал качествами, актуальными для того периода. А если бы он сегодня к народу вышел, как думаете, не произошло бы с ним то же, что с Ольгой Глацких?

Ельцин – это пример самобытного спикера, русско-советского, он продолжает традиции советских спикеров – Хрущева, Брежнева. В этой традиции у спикера есть выраженный недостаток, но это придает ему некоторый шарм, искренность, открытость. Ельцина все принимали за своего, как и Хрущева, у которого были замечательные выступления. Это такая советская типажность, ее интересно изучать и видеть как, несмотря на ошибки, люди позитивно реагируют.

А в чем ошибка всех тех политиков, которые потеряли работу, вследствие своих неосторожных неудачных высказываний? Может быть это стечение обстоятельств? Или «заряженность» СМИ на хайп, желание журналистов найти что-то «этакое» и раскрутить? Тут важно понять механизм, когда что-то попадает в паблик и все говорят, что это плохо, то даже те слова, на которые ты бы никогда сам не обратил внимания, вдруг приобретают для тебя маркировку «плохо».

Вы все правильно сказали. Я говорил про речи великих, так вот, великими их делает не только автор, но и сам момент. Это вопрос момента, года два назад, возможно, никто бы даже не заметил скандальных высказываний. Тенденция по отношению к политической речи, о которой мы уже упомянули, – открытость, искренность, сочувствие, уважение.

Для современного публичного политика, и это подтверждают исследования, опросы политтехнологов и последние кампании, важно уметь говорить с людьми, отвечать на вопросы, слышать и демонстрировать понимание их проблем. Совсем не случайно, что в рейтингах факторов, определяющих успех того или иного кандидата все чаще упоминаются социальные сети и живая коммуникация с избирателями.

А студенты сейчас умеют ясно выражать мысль? Ведь контролируя их знания тестами, молодежь практически лишили возможности выступать, говорить вживую? Соцсети тоже не располагают к спикерской практике. Они мыслят значками и символами.

Я бы так не сказал. Вспоминая себя, я признаю, что я тоже не любил выступать публично. К сожалению, в школе и в университетах не всегда есть атмосфера открытого диалога, когда ты можешь в своем ответе импровизировать и рассуждать свободно. Мы пробовали формат дебатов как методику образования. Были получены потрясающие результаты: ребята в процессе подготовки обрабатывали огромное количество информации, желая себя проявить в дебатных поединках.

Расскажите подробнее про Ваш проект 4К? Как проходит обучение? Когда новый набор и кого вы ждете?

Популярная сейчас аббревиатура – 4К – это четыре слова. Считается, что это самые актуальные навыки, которые будут востребованы в 21 веке. Первое – это коммуникация, под этим понимается общение в команде, публичные выступления, переговоры. Второе – коллаборация: сотрудничество в команде, умение найти там свое место и проявить себя. Критическое мышление – в большом потоке информации человек должен уметь обрабатывать информацию и извлекать из нее достоверное знание. Последнее – это креативность, в условиях цифровой экономики именно — это качество будет самым востребованным: умение создавать новые идеи. Ты придумал идею, собрал команду, презентовал идею инвестору и провел с ним переговоры. Такова логика «4К».

Тот курс, который мы сейчас запустили, посвящен публичным выступлениям. У нас прошло два выпуска, и мы как раз апробировали эту методику подготовки человека к реальному выступлению. Если в его жизни такового не предвидится, мы сами ему организовываем реальное выступление, подбираем публику. У нас работает целая команда:  четыре специалиста: я – специалист по ораторскому мастерству, Алексей Фаюстов – известный телеведущий, он обучает технике речи, психолог Анастасия Степанова, работает над стрессоустойчивостью и страхами. И стилист – Марина Степанова, помогает определиться с образом и подобрать ту одежду, которая подчеркнет индивидуальность и поможет оратору чувствовать себя уверенно. Оказывается, это тоже работает.

Мы готовим речь, в условиях ограниченности времени, вместе составляем дизайн речи, добавляем определенные фишки для удержания внимания аудитории, учим отвечать на каверзные вопросы и разрешать конфликты с «трудными» участниками. Вы только представьте, вы готовитесь, переживаете, а к вам на выступление приходит человек, который перебивает, демонстративно сомневается в том, что вы говорите. Это целый вызов: спикер в этом случае уязвим, он не может пойти на конфликт, не может ответить агрессией на агрессию. У нас есть на эту тему жесткое упражнение: каждому члену группы дается задание, как себя вести деструктивно во время выступления, а спикер должен с этой ситуацией справиться.

Когда к нам приходят учиться, мы всегда проясняем цель, проводим диагностику психотипа и намечаем индивидуальный план развития, даем много аналитической информации. Нам важны изменения в поведении при публичных выступлениях.

Такой индивидуальный подход показал себя очень хорошо – спикеры мотивированы, они ждут от нас материалов. Итоговое мероприятие – очень волнующее – это выступление перед незнакомой аудиторией. Ораторы выбирают тему, мы продумываем дизайн каждого выступления.

Завершить хочется вопросом о профессионализме. Как вы полагаете, профессионализм – это выйти и сказать, не готовясь, или наоборот, профессионализм – это супер подготовиться, в том числе быть готовым ответить на самые сложные вопросы?

Классный спикер – это тот, у которого уже есть некий бэкграунд, есть тема, в которой он свободно себя ощущает и способен импровизировать. Первое, что я сообщаю своим спикерам – это то, что у них должна быть своя тема. У всех хороших ораторов она есть.

Беседовала Анна Ленгле, фото: Александр Исаков.

Источник: ИА "Повестка дня"