Сергей Новопашин: запрос на социальную справедливость – запрос ключевой

14/11/2019

Популярность левых идей растет, однако, ни одна из партийных организаций в реальности не представляет в полной мере интересов левых и не является носителем социалистических идей. Политологи, социологи и медиаменеджеры, собравшиеся 14 ноября в рамках Экспертного клуба Екатеринбурга, обсуждал, есть ли будущее у «левого проекта» в России, и если есть, то в каком виде и формате он сможет быть реализован. Затронули эксперты роль и место современной КПРФ в политическом спектре стран, озадачившись вопросом: в состоянии ли КПРФ выражать запрос гражданского общества на социальную справедливость? Как не допустить стихийного протеста в стране, и кто бы мог заменить коммунистическую партию на политической арене, если того потребуют объективные условия? Резюме мнений участников «Экспертного клуба Екатеринбурга» отражены здесь: «Повестка дня»  и  зедсь: «Повестка дня».

Публикуем развернутые ответы на вопросы Информагенства «Повестка дня» эксперта Фонда развития гражданского общества в УрФО Сергея Новопашина.

Сергей Новопашин. Фото: А. Исаков

  1. Является ли современная КПРФ выразителем левых идей, учитывая, что ее сторонники просто критикуют  любую деятельность правительства РФ и проводимые реформы. Предлагает ли партия какие-то жизнеспособные идеи, которые изменят жизнь Россиян на качественном уровне?

Считаю необходимым сделать небольшое предуведомление.

Во-первых, касательно применения сегодня понятия «левый» в политическом лексиконе. В Европе определение «левый» теперь соотносится с лояльностью к трансгендерам и ЛГБТ (об этом не так давно говорил Исраэль Шамир). Таков итог «скупки» политических брендов теми самыми империалистами, о которых писали классики марксизма-ленинизма. То есть была произведена подмена содержания традиционных политических движений. С какой целью? – Надеюсь, понятно. Так что следует различать «левых» в традиционном понимании и в контексте актуальных политических реалий. 

Во-вторых, определения «коммунистический» и «левый» не синонимы. Можно быть «левым» марксистом и троцкистом, как, например, потрясающий британский писатель Мьевиль Чайна, и защищать идеалы социальной справедливости, но не быть коммунистом.

Поэтому, отвечая на вопрос «Является ли современная КПРФ выразителем левых идей?», следует акцентировать: «в традиционном понимании». Считаю, что «да», КПРФ выражает идеи левого фланга политического спектра, - умеренно левые. Впрочем, политика России в целом воспринимается в мире, как левая,  - особенно теми странами, где идет противостояние с американскими империалистами (Венесуэла, например), несмотря на то, что внутри Российской Федерации политика далеко не левая. За что и критикуется коммунистами. Так что здесь мы наблюдаем некий диссонанс.

Что касается жизнеспособных идей КПРФ, то из недавних их проектов отметил бы предложение вернуть систему распределения выпускников вузов для работы по специальности, то есть гарантированной работы для молодежи.

Перспективным выглядит проект внутрипартийной группы «Русский лад», предложившей свое видение русской цивилизационной идеи. По сути, это проект той самой национальной идеи, которая никак не сформулирована до сих пор.

  1. Может ли партия, выдвинувшая на выборах своим кандидатом миллиардера, претендовать на то, что является выразителем интересов трудящихся и заявлять о борьбе против буржуазного порядка?

Может. Не вижу здесь проблем. Гляньте в историю столетней давности: сын крестьянина генерал Деникин защищал интересы той самой буржуазии, являясь, как известно, одним из лидеров Белого движения в Гражданской войне[1]. А две трети царской армии и офицеров-дворян служили в Красной армии, защищая интересы социальной справедливости. Я уже не говорю о той группе высших чинов генерального штаба Российской империи (в основном из разведки и контрразведки), которые и организовали Октябрьские события 1917 г., заключив соглашение с группой Сталина. А финансировали революционеров, в том числе и старообрядцы-миллионеры. Нельзя не вспомнить и персону миллионера Арманда Хаммера, члена Социалистической партии США, дружившего с  В.И. Лениным и последующими лидерами СССР.

Понятно, то сегодня ситуация в чем-то иная, но есть немало похожего. Тот факт, что кандидатом от КПРФ был выдвинут, как вы говорите, «миллиардер», вполне в русле повестки, на мой взгляд. Тем более что «миллиарды» его – это не прибыль с нефтепромыслов (есть такое у некоторых членов КПРФ), но результат многолетней эффективно поставленной работы совхоза (совместного хозяйства).

  1. Наблюдается ли в России кризис «левых» идей, «левой» идеологии и вообще кризис оппозиции?

Кризис наблюдается общий, социосистемный. И Россия здесь не в первых рядах. Выделять же какой-то кризис одной партии или идеологии неуместно. Отсюда, кстати и путаница с понятиями, о чем я говорил ранее.

Под «левыми»  в России сегодня в большей степени понимают как оппозиционеров или мимикрирующих под них, так и «молодых левых», отколовшихся от тела КПРФ.

Что касается первых, т.е. так называемой «левой оппозиции», то сам факт  ее и говорит о кризисе всего и вся.  Идеология её нередко намешана из идей неоконов-троцкистов, анархистов и либералов в одном флаконе,  и давно уже получила название «психотроцкисты». По сути, это «псевдо-левые».

Что касается их сторонников из среды студенчества и молодежи в целом, то, увы,  для «обезьян со смартфонами» (по меткому определению Виктора Пелевина) эти «театральные актеры», призывающие бороться с некоей коррупцией или свергать законное правительство, становятся референтными персонами. 

На деле же это такой бизнес, когда исполнители, нанятые неоконами, отрабатывают транши, Кстати, отрабатывают плохо, так как по ходу и сами замазаны в «распиле». Спасает их, вероятно, то, что параллельно прирабатывают они и на отечественных  «госзаказчиков», иначе, кто бы им дозволил прыгать в недоброй памяти сквере, например?

Уместной  здесь видится цитата Владимира Ильича Ленина из его работы 1920 года «Детская болезнь «левизны» в коммунизме»:  «Левое доктринерство есть тоже ошибка, не только правое доктринерство. Конечно, ошибка левого доктринерства в коммунизме является, в настоящий момент, в тысячу раз менее опасной и менее значительной, чем ошибка правого доктринерства (т.-е. социал-шовинизма и каутскианства), но верно это только потому так, что левый коммунизм течение совсем молодое, только-только зарождающееся. Только поэтому болезнь, при известных условиях, может быть легко излечена, и необходимо приняться за ее излечение с максимальной энергией».

По настоящему левый проект еще оформился, и здесь видится, что контуры его станут четкими, когда само государство сделает реальные шаги влево для своего народа, а не только на мировой сцене. Кстати,  не обязательно он будет один. Как в прошлую Гражданскую, где, по сути, боролись за новое будущее два «красных проекта», а белые, как говорит Сергей Переслегин, «скорее были спойлерами» ( у них то как раз и не было никакой программы будущего России, в отличие от двух «красных проектов»).

В тему вспомнить и давние тезисы по этому поводу двух знаковых и брутальных мыслителей конца XX –начала XXI вв.: Гейдара Джемаля, который обещал реинкарнацию левого «красного проекта» в новом, теперь уже наступившем веке (см. «Неоленинизм в XXI веке»); и Александра Дугина, тезис которого о том, что в России «правой» должна быть культура, а «левой» - экономика, а не наоборот (как в настоящий период времени), становится более чем актуальным.

Как бы то ни было, но запрос на социальную справедливость – запрос ключевой, а поскольку именно СССР имел исторический опыт его реализации, то и народы мира продолжают смотреть на Россию как на единственного гаранта этой справедливости. Вот бы его еще реализовать в самой России, где наблюдается, с одной стороны, кризис левой идеи, с другой – всплеск интереса к идеям Маркса, Ленина, Троцкого, Сталина, Мао Цзэдуна..., - интереса  в целом к эпохе СССР, особенно у поколения, которое родилось после гибели советской империи.

 

 

[1] В Красной Армии служило 75 тыс. бывших офицеров (из них 62 тыс. дворянского происхождения), в то время как в Белой около 35 тыс. из 150 тысячного корпуса офицеров Российской Империи.